С 29 декабря по 31 марта 2019 года.
Николай Алексеевич Буранов (1920 -1991).
Окончив два серьезных образовательных учреждения – Свердловское художественное училище (1936-1950) и Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры (1954-1960), Буранов получил крепкую основу и вполне мог бы стать успешным и признанным в официальных кругах мастером реалистической живописи. После окончания Академии художеств он был принят в аспирантуру, которую прошел под руководством Б. В. Иогансона, затем несколько лет работал в этом же институте в качестве преподавателя. Сохранились немногочисленные работы середины и конца 1950-х годов, которые свидетельствуют об одарённости и профессиональной грамотности молодого Буранова. Тем не менее, желание следовать собственным творческим ориентирам, сказать свое, отличное от других, слово в искусстве, стало для него основным художническим принципом. Очистив свои работы от пафоса социалистического реализма, освободив от обязательной в 20 веке примеси патетического звучания, он направил творческую волю на поиск пластического языка, отвечающего глубоко личному восприятию окружающего мира.
За 40-летнюю творческую жизнь Николай Буранов создал огромное количество работ, многие из которых впечатляют не только размером, но и смелостью замысла и оригинальностью его воплощения.
Мир бурановских картин населен эмоционально сильными образами. Ему свойственна цельность: это именно мир, а не преображенные фрагменты действительности. Пейзажные мотивы, натюрморты с цветами и рыбами, архитектура древних восточных городов или пейзажи с жанровыми сценами – все в его картинах существует в соответствии с особыми законами гармонии, создано из материи, как будто не имеющей ничего общего с грубыми проявлениями жизни.
Уже в середине 1960-х годов проявились особенности живописи Буранова, которые получили развитие в 70-е и 80-е годы. В ранних натюрмортах с цветами, растениями и плодами он чутко прислушивается к мелодиям и ритмам, присматривается к красоте форм, экспериментирует с ракурсом и перспективой, совершая новые открытия.
Несколько поездок в Среднюю Азию в середине 1970-х гг. стали новой вехой в творчестве Николая Буранова. Именно в этот период появляются напряженные по силе цветовых сочетаний и экспрессии работы. Многочисленные виды ночной и дневной Бухары с ее пряными шафрановыми узорами и растворяющимися в солнечных лучах очертаниями предметов, сообщают произведениям Буранова новые живописные качества. В решение его холстов вплавляется декоративная эстетика востока с ее яркостью, орнаментальностью и оригинальными оттенками бухарских тканей и изделий.
Пейзажи, написанные в Ленинграде и на Академической даче им. И. Е. Репина, на которую художник регулярно приезжал работать, напротив, имеют иную живописную интонацию – они спокойны и лиричны, строги в своей ритмичной завершенности. Здесь художника окружают давно привычные задушевные мотивы. Пейзажи решены в сближенной по цвету нежной гамме, окутаны воздушной средой и наполнены свежестью.
И восточная сюита, и ленинградские пейзажи, и многочисленные натюрморты разных лет – свидетельство постоянного творческого подъема и осмысления художником Бурановым собственного пути в искусстве.
В работе 1984 года «Вечер. Сумерки. Площадь искусств», написанной за несколько лет до смерти, он максимально близко подходит к одной из важных тем – к идее творческой свободы, права художника жить и работать честно, самозабвенно, в соответствии со своими убеждениями. Символика картины раскрывается им в ракурсе эпохи, с расстояния прожитой художником жизни. На этом полотне предметы лишены четких очертаний, они становятся ощущениями. Монументальное произведение не имеет сюжета, оно выполнено почти монохромно маленькими раздельными мазками. Поэтичное полотно завораживает, притягивает, и в этом сила бурановского искусства.